ЭЛКОД: Утвержден Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первое полугодие 2019 года

Утвержден Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первое полугодие 2019 года

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первое полугодие 2019 года (утвержден президиумом Мособлсуда 2 октября 2019 года)

Президиумом Мособлсуда утвержден Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первое полугодие 2019 года. Документ содержит, в частности, следующие выводы и рекомендации.

1.   Вина ответчика в причинении вреда предполагается, пока последний не докажет обратное.

Мособлсуд разъяснил: установленная ст. 1064 ГК РФ  презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт причинения ущерба, его размер, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.
Неустановление точной причины протечки воды из расположенной выше квартиры само по себе не доказывает отсутствие вины его собственника и не относится к обстоятельствам, освобождающим от ответственности за причиненный ущерб.

2. При разрешении вопроса об изменении порядка и способа исполнения решения о взыскании алиментов суд обязан руководствоваться принципом приоритетной защиты прав и интересов детей и действовать исключительно в их интересах.

Согласно п. 2 ст. 60 СК РФ суд по требованию родителя, обязанного уплачивать алименты на несовершеннолетних детей, вправе вынести решение о перечислении не более 50% сумм алиментов, подлежащих выплате, на счета, открытые на имя несовершеннолетних детей в банках.

В соответствии с положениями  ч. 2 ст. 56 ГПК РФ при рассмотрении указанных требований суд должен удостовериться, что изменение порядка взыскания алиментов производится в интересах и в пользу ребенка.

В предмет доказывания по делу подлежали включению вопросы о том,  надлежаще ли исполняются родителем, получающим алименты, обязанности по расходованию соответствующих выплат на содержание, воспитание и образование ребенка; сохранится ли при вновь избранном способе исполнения решения суда  уровень  материального  обеспечения  ребенка, достаточный для его полноценного развития.

Несмотря на отсутствие таких доказательств, мировой судья пришел к выводу, что полученные алименты расходуются К.Е.А. в ущерб интересам ребенка, в частности, на погашение долга по решению суда, сославшись при этом лишь на факт  возбуждения в июле 2017г. исполнительных производств по взысканию денежных средств на представителя. Иных доводов о ненадлежащем расходовании К.Е.А. алиментов мировой судья в своем определении не привел.

Между тем само по себе наличие исполнительных производств не подтверждает факт расходования  получаемых К.Е.А. алиментов именно на погашение долга, а не на содержание ребенка. При этом приведенные К.И.Н. в указанной части доводы судом не проверялись, исполнительные производства не истребовались, вопрос о том, каким образом и за счет каких средств погашалась задолженность, не исследовался; обстоятельств, свидетельствующих о том, что К.Е.А. не обеспечивает несовершеннолетнему ребенку соответствующий уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного и социального развития, не установлено, в связи с чем нельзя считать доказанным факт злоупотребления К.Е.А. своими правами и обязанностями по распоряжению получаемыми на содержание ребенка алиментами  и их расходованию на погашение долга по исполнительным производствам.

Кроме того, в нарушение требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ мировым судьей не исследовался вопрос о сохранении уровня материального обеспечения ребенка в случае изменения способа  и порядка исполнения решения суда. Выводы о том, что остатка выплачиваемых алиментов будет достаточно для удовлетворения повседневных нужд ребенка, в определении не мотивированы, какого-либо расчета размера получаемых алиментов и их соотношения с установленным в районе ее проживания  (Байконур) прожиточным минимумом не приведено, оценка представленным К.Е.А. в письменных возражениях расчетам сумм необходимых расходов на питание и содержание ребенка  не дана, что  противоречит требованиям п. 5 ч. 1 ст. 225 ГПК РФ.

3. Лицо, в отношении которого рассматривается дело об административном правонарушении, должно быть проинформировано о дне рассмотрения дела заблаговременно и таким образом, чтобы иметь реальную возможность явиться в судебное заседание, что является гарантией соблюдения прав и законных интересов этого лица.

Постановлением мирового судьи от 15 ноября 2018г. Я. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении о судебном заседании, состоявшемся 15 ноября 2018г. в 14 час. 15 мин., Я. был извещен телеграммой, направленной в его адрес 13 ноября 2018г. Из отчета о доставке следует, что указанная телеграмма доставлена и получена Я. 15 ноября 2018г. в 13 часов 21 мин.

Такое извещение, несвоевременно направленное и поступившее день судебного заседания лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, надлежащим признать нельзя.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу судебные акты подлежали отмене, а производство по делу прекращению на основании п.6 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ - в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

4.    При конкуренции специальной и общей нормы, устанавливающей административную ответственность, применяется специальная норма.

Постановлением мирового судьи  индивидуальный предприниматель Ф. признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ и подвергнута наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 руб. с конфискацией изъятой алкогольной  продукции.

Ф. привлечена к ответственности за то, что 26 февраля 2018г., являясь индивидуальным предпринимателем, в нарушение требований закона ФЗ № 171 от 22 ноября 1995г. «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории РФ», в магазине «Продукты ИП Ф.» в отсутствие лицензии допустила реализацию алкогольной продукции.

Частью 2 ст. 14.17.1 предусмотрена ответственность за незаконную розничную продажу алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (ИП), либо сельскохозяйственным товаропроизводителем (ИП, крестьянским (фермерским) хозяйством), признаваемым таковым в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006г. N 264-ФЗ "О развитии сельского хозяйства" (за исключением розничной продажи пива и пивных напитков, сидра, пуаре, медовухи, осуществляемой ИП, либо розничной продажи произведенного сельскохозяйственным товаропроизводителем вина, игристого вина (шампанского), если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

Данная норма является специальной по отношению к ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ, по которой мировым судьей были квалифицированы действия Ф.

Поскольку санкцией ч. 2 ст.14.17.1 КоАП РФ  установлено более строгое административное наказание по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 3 ст. 14.16 данного Кодекса, переквалификация действий должностного лица в данном случае невозможна, так как повлечет ухудшение его положения, что недопустимо.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу судебные акты подлежали отмене, а производство по делу  прекращению на основании п.2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ - в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

 5. Отсутствие в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование зафиксированного отказа лица от прохождения медицинского освидетельствования является существенным нарушением предусмотренного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Постановлением мирового судьи Ч. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.12.26 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 руб. с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

В материалах дела имеется протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, согласно которому основанием для направления Ч. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения послужило наличие достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения – резкий запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке и отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Согласие либо несогласие Ч. пройти соответствующую процедуру в этом протоколе не зафиксировано, в графе "пройти медицинское освидетельствование" соответствующая запись отсутствует, за исключением содержания в данном протоколе записи "от подписи протоколов в присутствии двух понятых отказался".

Допрошенные в рамках судебного разбирательства сотрудники ГИБДД Б., Н. дали по своему содержанию аналогичные показания, указав, что при оформлении материала по делу об административном правонарушении в отношении Ч., последний отказался от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и от предложенного ему медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с последующими отказами от подписания акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокола о направлении на медицинское освидетельствование, протокола об административном правонарушении, о чем в данные документы были внесены в присутствии понятых соответствующие записи.

По обстоятельствам проведения данной процедуры был допрошен в рамках судебного разбирательства свидетель Р., который пояснил, что он и его пассажир принимали участие в качестве понятых для подтверждения отказа водителя автомашины «Мерседес» от прохождения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Ч. в ходе производства по делу заявлял, что не отказывался от прохождения освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а просил сотрудников ДПС доставить его на освидетельствование в медицинское учреждение.

Приведенные обстоятельства не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом предусмотренного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и свидетельствуют о наличии неустранимых сомнений в виновности Ч. в совершении вмененного ему административного правонарушения.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу судебные акты подлежали отмене, а производство по делу  прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ - в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

6. При прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения отказ лица, управляющего транспортным средством, от дополнительной сдачи биологического объекта (при условии сдачи таким лицом биологического объекта в соответствии с п. 12 Порядка  проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015г. №933н) не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.
Постановлением мирового судьи Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 30 000 руб. с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) утвержден Приказом Министерства здравоохранения РФ от 18 декабря 2015г. N 933н (далее - Порядок).

В соответствии с пп. 1 п. 5 Порядка медицинское освидетельствование проводится в отношении лица, которое управляет транспортным средством, на основании протокола о направлении на медицинское освидетельствование, составленного в соответствии с требованиями ст.27.12 КоАП РФ об административных правонарушениях должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

Согласно п. 12 Порядка при медицинском освидетельствовании лиц, указанных в пп. 1 п. 5 настоящего Порядка, отбор биологического объекта (моча, кровь) для направления на химико-токсикологические исследования осуществляется вне зависимости от результатов исследований выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя.

В силу п. 6 Правил проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, являющихся Приложением № 3 к Порядку, отбор крови на химико-токсикологическое исследование производится при наличии у свидетельствуемого острых заболеваний, состояний, представляющих угрозу его жизни, или если в течение 30 минут после направления на химико-токсикологические исследования свидетельствуемый заявляет о невозможности сдачи мочи.

Таким образом, при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в случае невозможности освидетельствуемым сдать биологический объект (моча) в течение 30 минут после направления на химико-токсикологическое исследование, у него производится отбор крови.

Поскольку обстоятельства дела указывают на то, что биологический объект был сдан Б. в соответствии с требованиями Приказа Министерства здравоохранения РФ от 18 декабря 2015г. №933н,  требования врача о дополнительной сдаче биологического объекта в виде крови противоречит п.12 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) утвержденного Приказом Министерства здравоохранения РФ от 18 декабря 2015г. №933н), не соответствует п.6 данных Правил.

Кроме того, согласно копии справки о результатах химико-токсикологических исследований ГБУЗ МО «Бюро СМЭ», в биологическом объекте, сданном Б. при проведении медицинского освидетельствования, наркотические средства, психотропные вещества и их метаболиты не обнаружены.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу судебные акты подлежали отмене, а производство по делу прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, в связи отсутствием состава административного правонарушения.

Читайте подробнее

Подборки

Справочная информация